Прочти - это интересно

5Владислав Борисович Огарков, автор книг «Лесной аквариум», «Бадарма», а также недавно вышедшей из печати книги – «Истории из рюкзака». В его книгах – удивительные истории, написанные во время путешествий, истории из жизни сибиряков и обитателей тайги. Написанные живо, ярко, эмоционально, с юмором и самоиронией, они читаются на одном дыхании. Все они объединены образом автора – рассказчика – тонкого, вдумчивого, наблюдательного и упорного в достижении цели человека, который страстно любит природу, увлечённо исследует сибирский характер, выражает беспокойство судьбой Сибири, России, невольно заставляет задуматься «о времени и о себе». Манит читателя за собой – пройти вместе с героями на плотах по непроходимым порогам таёжной реки, лесным тропам, горным вершинам, чтобы увидеть Сибирь в её подлинной красоте и величии.

 «Истории из рюкзака» В.Б. Огаркова – удивительная книга. Она обо всём: о большой и малой Родине, о жизни и любви, политике и спорте, о нём самом, и не только… По словам писателя, «В этой книге пятьдесят процентов – про Усть-Илим».

 Литературно-разговорный язык рассказов, вошедших в эту книгу, завораживает буквально с первой строчки. Так начинается наше знакомство с автором и его «историями».

 Вот «Колечко на память». Наш герой пробует себя в «торговом бизнесе», предлагая в выгодном месте – на Байкале – сувениры. Покупательница из Австралии хотела бы купить себе колечко с лазуритом. Рассказывая весело эту историю, - я замечаю, как слово за словом (то на английском, то на эстонском) наблюдательный писатель раскрывает тайну иностранки – почему именно с лазуритом колечко?

 В этом же рассказе писатель поведал о своём рождении в семье военного лётчика, как «кочевал» вместе с родителями по широким просторам СССР, в том числе, по Украине.

 Вспоминает: «Отец рассказывал, что те места были не лучшими для проживания маленьких граждан России». Это было сразу после Второй мировой войны на Западной Украине, где военных «не жаловало местное население, а по ночам в посёлок наведывались банды из окрестных лесов. Спать приходилось полураздетым, с пистолетом под подушкой…». Отец «от греха подальше» увёз мальчишку к своим родителям, эвакуированным во время войны в Таджикистан. А было ему всего три года. Здесь рождались первые осознанные детские впечатления и наблюдения. Голод, жара, борьба с рахитом. Но уже к пятнадцати годам подросток резво бегал на лыжах «и не хуже других, ещё и лучше» - «за счёт силы рук и лёгкого веса», - добавляет автор. А, ведь, доктор признал его негодным к службе, негодным к вождению автомобиля… Тридцать семь лет водительского стажа! «Да, за жизнь приходится бороться» - философски замечает писатель (Рассказ «Пупок»).

 «Главное, Федя, - воля к победе» - рассказ начался со строительства охотничьего зимовья «современными способами». Всё бы ничего. Да вот только когда писатель дошёл до значений слов, связанных со стройкой, на белорусском языке… И вот я хохочу вместе с ним, поражаясь его искромётному юмору.

 Здесь же – о школьной жизни. Голод в детстве отозвался болезнями. Отец хмурился, глядя в дневник. Зато была и пятёрка – по пению, «относительно которой отец почему-то изрёк: «Да ты ещё и поёшь? Ах, ты, негодник такой, как тебе не стыдно?». Но потом к пению добавилась и литература с пятёрками – верный признак талантливости будущего писателя.

 Спортивные занятия в техникуме способствовали «работе над собой». Освобождённый от занятий физкультурой, сам встал на лыжи и даже сдал нормативы на третий спортивный разряд по лыжным гонкам. Благодаря родителям, увлекался и водным спортом («Пинг-Понг», «Заплыв»).

 Рассказ «На дне» открыл очередное увлечение будущего писателя. Аквалангистика! Зрелище под водой – неописуемое! Очередное желание увлечь читателя в таинственный и прекрасный подводный мир. Не обошлось, конечно, без приключений. Сколько открытий сделали они с другом-авантюристом по натуре Славкой Фроловым в заливах Баренцева моря! («Пупсики»).

 На подаренном отцом, Борисом Константиновичем, велосипеде совершилось первое путешествие по древней земле Эстонии («Появление колеса», «По Земле Калева»). «…судьба готовила мне в жизни царский подарок – стану в будущем путешественником», - запишет главную мысль Владислав. Не забудет при этом назвать и своих учителей – Галину и Александра Голуб, мастеров спорта СССР по альпинизму. Описание этого путешествия по красивейшему краю гуцулов в Закарпатье, в этом «горнолыжном раю», стоит того, чтобы прочитать рассказ «Ногами по земле» и узнать очередную историю из жизни молодого путешественника.

 Трудовые будни на машиностроительном заводе были связаны с событием, которое автор не счёл нужным скрывать, а, наоборот, рассказал читателям о том, что такое «Жизнь наизнанку», где после получения «иммунитета к ложным ценностям и горького опыта» написал следующую историю – «Возвращение», а это уже, по его словам, - в «новую жизнь».

 Для Владислава Огаркова каждое впечатление, описанное им, это – история его жизни, его друзей и знакомых. Вот, например, рассказ про Марику. В России её прозвали бы «Маша-растеряша». И надо же было такому случиться: отстала от поезда, в котором ехала группа при возвращении из «горнолыжного рая». Весь сюжет переживала, читая рассказ «Марика», а в конце подумала: «Хорошо, что отстала! Зато счастье своё нашла!». Жизнь полна вот такими случайностями! «Ничего в этом мире не происходит просто так», - резюмирует писатель.

 В отличие от горьковского «На дне», писатель живописует похожую ситуацию с самим собой с таким чувством юмора, что удивляешься: откуда в нём столько жизненной энергии и позитива? («Живём нигде», «В склепе»). Однако, были и культурные радости («Маэстро, музыку!»), и первые философские осмысления темы любви и брака («Продолжим?», «В подлодке») вкупе с новыми трудовыми гранями бытия, совпадающими с некоторыми «любительскими» увлечениями («Прогул», «Блестящий ход»).

 Отчего мужчина способен резко изменить ход своей жизненной истории, как Вы думаете? Или по-другому: «Кто влияет на судьбу мужчины?». Наверное, читатель догадался: «Женщина и любовь!» Отчасти, верно. Но не совсем. Отнюдь, не счастье… («Вдвоём»).

 И наш герой поехал искать счастье – на восток. Случилось это в 1969 году. И начались новые истории, связанные уже с Усть-Илимом, куда он, собственно, не «приехал», а «добрался», так как в те недалёкие времена билетов на Усть-Илим не было, и «только самолётом можно долететь» или «на оленях утром ранним», как в песне поётся. Без приключений и прощаний со слезами не обошлось («Счастье живёт на Востоке», «Прощание», «Попутчики»).

 Гитара… Наверное, не найдётся человека, душа которого ни замирала бы при звуке нежнейших струн. Но именно она могла бы стать причиной (кто знает?) и гибели нашего героя, если бы он, умудрённый опытом жизни, не догадался сам и не предпринял некоторых шагов («Гитара»).

 Усть-Илим… Сам писатель признаётся, что здесь прошли его лучшие годы, здесь он обрёл то, о чём мечтал: походы, верных друзей, песни под гитару; своими глазами увидел величие строек.

 Снова «погружаюсь» в чтение. Как стал сибиряком В. Огарков? Очень просто: отморозил уши. Зато почти сразу же познакомился с хорошими девчатами и без каких-либо трудностей влился в трудовой коллектив. А талант писателя уже делал первые наброски усть-илимских былей.

 Александр Микушин, Владимир Дедюля и Сергей Башуров – «отцы-основатели тургруппы», которые были альпинистами, а на стройке – монтажниками – высотниками, лазающими по скалам Толстого мыса, чтобы расчистить плацдарм для будущих конструкций, - первые настоящие друзья Владислава Огаркова. («Первые шаги, первые друзья»). Бывший тогда капитан «Глухарей» - Александр Микушин – вытащил робкого В. Огаркова из «малинника» (девичника), куда наш герой пристраивался в походах, вытащил и отдал на выучку, в общем-то уже имеющего опыт в туризме Владислава, в добрые руки Деда – тридцатилетнего Володи Дедюли.

 Подъёмы и перевалы… А сколько песен спето! У костров и горных речек. А однажды даже кабаргу увидели совсем рядом, потому что ходили лёгким шагом («Кошачьим ходом»). Август 1969 года памятен всем первостроителям Усть-Илима перекрытием Ангары. «Вдрогнул весь километровый мыс, вздрогнули все, кто видит» («Перекрытие Ангары»). Запечатлевший момент «общественной важности» своей «Сменой», автор перешёл работать в газету «Усть-Илимская правда» на должность радиоорганизатора. А пока радио не было – делал фотоснимки и писал к ним небольшие тексты. Они-то и решили дальнейшую судьбу ставшего литсотрудником (или «литрабом») В. Огаркова («За словом в карман»).

 «Жизнь продолжалась. Заставляла вертеться волчком, недосыпать, недоедать, чтобы успевать жить на два фронта»,- продолжает рассказывать В. Огарков. С одной стороны, - работа и путешествия – поездки на край света – Командорские острова, в горы Памира, сплав по Кове и другие, лучшие в памяти походы рядом с другом Витей. Вечерами – беседы у костра, песни и звёзды, без чего жить уже было невозможно. С другой стороны, - «работа в молодой газете да в молодом городе, где сплошь молодёжь – это так интересно!» («И тут пришёл Витя»).

 «Питались в центральной рабочей столовой», - рассказывает далее автор. И тут с ним происходят невероятные вещи: кормят не только вкусной пищей, но и …дефицитными вещами. Другой бы на его месте куда-нибудь в общество потребителей побежал бы, а он – нет, посмеялись только с соседом по столу («Стол находок»).

 Но о справедливости наш герой всё-таки не забывал и добивался иной раз её – для других. Имелись Швондеры и в те славные времена, и система действовала («Пешки и короли», «Система работает»).

 Александр Ягмуров… Удивительно поэтический человек, с появлением которого при газете «Усть-Илимская правда» возник «Поиск» - клуб любителей поэзии, затем литературное объединение. Были встречи и с уже известным поэтом Евгением Евтушенко, о которых тепло вспоминает старшее поколение устьилимцев. Был выпущен самиздатом сборник стихов «карманного формата» - «Синь моя, Усть-Илим!» (Шуму было много, потому что выпустили без санкции КГБ и цензурного управления в Иркутске). А стихи удивительные, и поэты – тоже. «Шум утих, а стихи остались». И хранятся в редком фонде библиотеки им. Ю. Федотова, подаренные В.Б.Огарковым. На одном из поэтических вечеров читатели познакомились с ним:

 Даль моя - Усть-Илим!

 Синь моя – Усть-Илим!

 Голубая моя безбрежность.

 Моя микространа,

 Ты моя новизна,

 Ты – берёзок девичья нежность.

 «Разве можно такое «сочинить» по заказу?» («В Поиске»).

 Потом в день рождения подарили друзья В. Огаркову ружьё. Обрёл нового друга, тоже охотника, и даже жил с ним в одной комнате нового общежития. Спали, правда, на полу, но потом «половая жизнь» надоела, и наши друзья пустились в авантюру, благодаря которой кровати, под названием «Каркалыга», всё же появились («Каркалыга»).

 Пришла и настоящая охота, когда друзья втроём (третьей была Таня) совершили поход на Яросаму («Поход на Яросаму»).

 Я погружаюсь в чтение последнего (в этой книге) рассказа под названием «Штучки-дрючки», предвкушая очередную историю. Правдивую, теперь уже про газетные дела, про то, как «глыбжить мысли», про феноменального Валентина, сотрудника редакции. Про то, что за времена наступали в России-матушке. Чувствовалась грусть писателя, его тревога и печаль. Но не на этой нотке он заканчивают свою книгу. Не в его это характере. Он считает, что должен написать продолжение «Историй», потому что была ещё Любовь, про которую он ещё не успел рассказать, и есть ещё много историй, о которых хотелось бы поведать читателю. Успеть бы!

 А теперь я думаю, интересно, что скажет мне Владислав Борисович, прочтя мои впечатления о прочитанной его книге. Наверное, он скажет так: «Лариса Дмитриевна, как это Вы умудрились столько написать обо мне, не рассказав ни одной истории из рюкзака». А я отвечу: «Я не специально надела покров тайны на Ваши истории. Пересказать их – невозможно. Потому что их надо – ПРОЧИТАТЬ!»

 Л. Порческу, главный библиограф библиотеки им. Ю. Федотова

fgt23 апреля исполняется 450 лет со дня рождения Уильяма Шекспира, Великого Барда, поэта и драматурга. Трагедия «Гамлет» считается самой известной в мире пьесой, количество постановок, переводов и объяснений которой не поддаётся исчислению. Это же можно сказать и о сонетах Шекспира. Самый известный из 154 сонетов – 66-й. Вот лишь три его интерпретации русскими поэтами. 

image001

Марина одновременно работает редактором журнала , переводит с румынского (в том числе, в ее переводе вышла пьеса «Безымянная звезда» М.Себастиана), пишет книги. Автор романов «Хирург» и «Женщины Лазаря», которая вошла в шорт-листы главных литературных премий России – «Русский Букер», «Национальный бестселлер», «Большая книга», «Ясная поляна». Автор нескольких книг стихов и прозы. Живет и работает в Москве.

 

Princepotemkin«Он был и реформатор, и строитель! Гениальный человек…» - эти слова  сказаны а адрес Григория Потёмкина историком и кинорежиссёром-документалистом Вячеславом Лопатиным.

 

Ivan Turgenev  Ottsy i deti«Припоминаю время, когда Тургенев был у англичан – мужчин и женщин, читающих иностранную литературу, - самым любимым из всех русских писателей. Нам казалось, что сочувствие и сердечность более свойственны его произведениям, чем шедеврам Толстого и Достоевского, хотя надо сказать, из произведений последнего английским читателям были тогда известны лишь «Преступление и наказание» и «Бедные люди».

lehrerДжон Лерер – вундеркинд американского научпопа. Окончил Колумбийский университет, где во время обучения успел поработать лаборантом у нобелевского лауреата нейропсихолога Эрика Канделя.

avdeevaЕкатерина Авдеева-Полевая – первая сибирская писательница, оставила довольно ценное литературное наследие. И сейчас ее творчество изучается и представляет, несомненно большой интерес и помогает в познании быта и культуры народов Сибири.

ШекспирБыл или не был Уильям Шекспир – наиболее известный драматург всех времен и народов?

radostЛишь немногие россияне, согласно опросам, считают себя счастливыми. Почему мы не умеем радоваться?

orfografiyaИзучая орфографические правила на уроках русского языка, мы нередко сталкиваемся с исключениями из правил, которые машинально заучиваем, не задумываясь о природе их происхождения. И учителя этот феномен русской орфографии не объясняют, а просто предлагают как факт.